О феномене «культа личности»

Со времени XX съезда КПСС, где по докладу ЦК была принята резолюция «О культе личности и его последствиях», и до издания Президентом Российской Федерации Указа «О дне согласия и примирения» (1996 г.), которым по существу декларируется победа в обществе буржуазных отношений, минуло сорок лет. Приблизительно с 1956 года, с доктрины о «культе Сталина» начапось «сползание» СССР и КПСС от социализма к капитализму. Что же стояло за «культом личности», почему эта проблема появилась в КПСС в 1956 году и почему ее стержнем стали репрессии?

М.В. Малинин

О феномене «культа личности»

Со времени XX съезда КПСС, где по докладу ЦК была принята резолюция «О культе личности и его последствиях», и до издания Президентом Российской Федерации Указа «О дне согласия и примирения» (1996 г.), которым по существу декларируется победа в обществе буржуазных отношений, минуло сорок лет. Приблизительно с 1956 года, с доктрины о «культе Сталина» начапось «сползание» СССР и КПСС от социализма к капитализму. Что же стояло за «культом личности», почему эта проблема появилась в КПСС в 1956 году и почему ее стержнем стали репрессии?

Документы 1956 года
В 1953 г. по приговору Специального Судебного Присутствия Верховного суда СССР был расстрелян Маршал Советского Союза, первый заместитель председателя Совета Министров СССР, член Президиума ЦК КПСС Л.П. Берия. Берия было предъявлено неправдоподобное обвинение в том, что он является агентом международного империализма и руководит преступной бандой. «Банда» состояла из государственных служащих, подчинявшихся Берия в служебном порядке.
В постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий» от 30 июня 1956 г., принятом в соответствии с резолюцией XX съезда, говорилось: «Во главе органов государственной безопасности оказалась преступная банда агента международного империализма Берия. Были допущены серьезные нарушения советской законности и массовые репрессии. В результате происков врагов были оклеветаны и невинно пострадали многие честные коммунисты и беспартийные советские люди».
Постановление ЦК КПСС не поясняло, агентом какой страны был Л.П. Берия, какое конкретное задание он выполнял, что он и его «банда» получили в награду за организацию внутри правительства СССР и Президиума ЦК партии «преступной банды», почему структура «банды» точно соответствовала структуре правительства СССР, нет ли других «банд» в составе правительства, и т.д., и т.п. Поэтому определение «банды» как бы повисает в воздухе. Рядовой обыватель боится любой банды, а этого уже достаточно.
Между тем, голословное, если не сказать лживое, обвинение, выдвинутое против Берия его соперниками в Президиуме ЦК и способ его физического устранения (через Специальное Судебное Присутствие Верховного суда СССР) свидетельствует о том, что Берия стал жертвой преступного сговора. И тогда уже не он руководитель «преступной банды», а кто-то другой, то есть тот, кто организовал процесс по его делу: его противники в Президиуме ЦК. Имя Л.П. Берия было изъято из советских энциклопедических справочников вплоть до 1990 года, когда вновь понадобилась легенда о «преступной банде», чтобы доказать преступный характер не одного Берия и его «банды», а всего советского строя, включая «честных коммунистов и беспартийных советских людей».
На XX съезде КПСС, проходившем 14-25 февраля 1956 г., был «заслушан доклад т. Хрущева Н.С. о культе личности и его последствиях». Доклад зачитывался уже после закрытия съезда, что было компромиссным решением Президиума ЦК: среди его членов не было единого мнения о целесообразности зачитывания такого доклада съезду.
В резолюции по докладу, который лишь зачитывался, но не обсуждался на съезде, говорилось, что съезд «одобряет положения доклада Центрального Комитета и поручает ЦК КПСС последовательно осуществлять мероприятия, обеспечивающие преодоление чуждого марксизму-ленинизму культа личности, ликвидацию его последствий во всех сферах партийной, государственной и идеологической работы, строгое проведение норм партийной жизни и принципов коллективного партийного руководства, выработанных великим Лениным».
Результатами принятия на съезде резолюции стали следующие обстоятельства. Во-первых, за рубежом заметили, что советское руководство намерено серьезно дискредитировать свою политику в прошлом, противопоставляя «культу личности» Сталина «принципы великого Ленина», и решили воспользоваться этим в своих интересах. По прошествии четырех месяцев после съезда в постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. по тому же вопросу отмечалось, что «в последнее время в буржуазной печати развернута широкая клеветническая антисоветская кампания, поводом для которой реакционные круги пытаются использовать некоторые факты, связанные с обсуждением Коммунистической партией Советского Союза культа личности И.В. Сталина», а сенат конгресса США в той же связи «дополнительно ассигновал 25 млн. долларов на подрывную деятельность».
В действительности последствия XX съезда КПСС не ограничивались только этими двумя событиями. В Европе резко сократились тиражи изданий компартий, например, во Франции, изменилось отношение к КПСС и СССР. Было осложнено развитие общества в Польше и Венгрии.
Во-вторых, часть партийного руководства заняла более взвешенную позицию. В связи с этим пленум ЦК КПСС, собравшийся 22-29 июня 1957 г., вынес постановление «06 антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.» и вывел всех троих несогласных из состава Президиума ЦК КПСС и членов ЦК КПСС, с поста секретаря ЦК был снят и выведен из состава кандидатов в члены Президиума ЦК и из состава ЦК «примкнувший» к «антипартийной группе» Шепилов.
Примечательна формулировка, в которой дается описание позиции, занимаемой «антипартийной группой»: «Тт. Маленков, Каганович и Молотов упорно сопротивлялись тем мероприятиям, которые проводил Центральный Комитет и вся наша партия по ликвидации последствий культа личности, по устранению допущенных в свое время нарушений революционной законности и созданию таких условий, которые исключают возможность повторения их в дальнейшем».
Революционная законность, о которой говорится в постановлении, существовала в условиях отсутствия новых законов в период гражданской войны. Поэтому к «культу личности» она никакого отношения иметь не могла. По-видимому, исключенные из ЦК утверждали, и правильно утверждали, что все без исключения действия советского руководства основывались на советских законах. В противном случае государство просто не могло бы реализовать ни одного решения и функционировать: это все-таки не «банда», а аппарат, действующий на основании предписанных ему законов и норм, что не исключает, конечно, ошибок и служебных злоупотреблений. А значит нельзя утверждать, что вместо законов существовала некая воля одного лица – так называемый «культ личности».
Постановление 1957 года «06 антипартийной группе» опровергает ложное утверждение постановления 1956 года «О преодолении культа личности...», в соответствии с которым «XX съезд партии и вся политика Центрального Комитета после смерти Сталина ярко свидетельствует о том, что внутри Центрального Комитета партии имелось сложившееся ленинское ядро руководителей, которые правильно понимали назревшие потребности в области как внутренней, так и внешней политики». «Ленинское ядро» - Президиум ЦК - не имело единой точки зрения.
Другая часть Президиума во главе с Хрущевым склонялась к тому, чтобы объявить, что прежде, то есть при Сталине, существовавшие в СССР законы не действовали: их заменял произвол, культ одного лишь человека. Такая позиция не имела с действительностью ничего общего и логически вела уже тогда, и привела в конце 80-х годов к отрицанию не только сталинского, но и всего советского периода истории. Вместо того, чтобы обратиться лицом к реальности, предпочтение отдавалось не ей, не революционному периоду диктатуры пролетариата, а чистоте оторванной от жизни идеологии партийных бюрократов. Дпя этого и был придуман «культ личности» Сталина. Критерием истины выступала не практика, а новоизобретенная невежественным чиновником Хрущевым «идеология».
Утверждение о «культе личности», содержащееся в поста-новлении 1956 года, не только не соответствовало действительности, но и его практическое значение было весьма ограничено. Важно было то, что таким путем «доказывалась» другая, совершенно аналогичная по замыслу идея о непогрешимости «великого Ленина» и устанавливался, по сути, его культ.
«Сталин, непомерно переоценив свои заслуги, – сказано в документе, –уверовал в собственную непогрешимость». На самом же деле, выступая в 1939 г. с отчетным докладом на XVIII съезде партии, Сталин говорил совершенно иное: «Были у нас недочеты и ошибки. Партия и ее ЦК не скрывали их и старались их исправить. Есть и серьезные успехи и большие достижения, которые не должны вскружить нам голову». На XIX съезде в 1952 г. Сталин поначалу отказался войти в состав секретариата ЦК, сказав, что не надо Сталина, надо выдвигать молодых.
По мнению послесталинского ЦК, обнародование фактов нарушений социалистической законности и других ошибок, связанных с «культом личности» И.В. Сталина, «было необходимо в интересах строительства коммунизма». В постановлении ЦК давалось понять, что именно Сталин способствовал нарушениям законности, то есть, выступап против государства, но не приводилось ни одного примера, когда бы Сталин действовал не по закону.
О каком же «культе личности» тогда можно говорить?!
В том же документе указывалось, что массовые репрессии происходили в сложное время. Приближалась война с Германией, велись бои в Монголии и в Финляндии. Внутри страны существовала политическая оппозиция, тянувшая в пожар мировой революции. За пределами страны против ее руководства выступал Л.Д. Троцкий. В том же докладе XVIII съезду И.В. Сталин говорил, что карательные органы «своим острием обращены уже не во внутрь страны, а во вне ее, против внешних врагов». Вот такими факторами была обусловлена массовость предвоенных репрессий, следовательно, и упрощение процедуры расследования, ограничение права на защиту. Но не было только одного: беззакония, которое санкционировалось бы сверху, не было произвола государства по отношению к своим гражданам, не было действий со стороны государства, которые бы не были основаны на законе. Каждое действие государства было оговорено тем или другим законом или нормативным актом. Вчитайтесь в Закон РСФСР 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий», и вы не найдете в нем ни одного упоминания о репрессиях, применявшихся в обход закона.
В резолюции XX съезда КПСС «О культе личности и его последствиях», принятой по докладу Н.С. Хрущева, и в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий», принятом на основании упомянутой резолюции, против И. В. Сталина выдвинуты обвинения в том, что он подменял собою партию и репрессировал невинных людей.
Современные исследования этого вопроса показывают, что обвинения, выдвинутые XX съездом и ЦК КПСС, не соответствуют действительности, являются ложными.
Так, в книге доктора исторических наук Юрия Жукова «Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.» приводятся документальные данные, свидетельствующие о том, что в 1930-е годы сталинское руководство страной отказалось во внешней политике от идеи осуществления мировой пролетарской революции, считая ее нереальной, и отстаивало проведение политики народных фронтов, то есть осуществление социальных преобразований в других странах без пролетарской революции и даже без участия коммунистов. С той же целью в текст новой Констигуции СССР 1936 года не была включена Декларация об образовании СССР, входившая в Конституцию СССР 1924 года и провозглашавшая целью внешней политики СССР осуществление мировой пролетарской революции.
Во внутренней политике, согласно документальным данным, приводимым в книге Ю. Жукова, И. В. Сталин и его единомышленники в Политбюро ЦК ВКП(б) юридически отказались от идеи диктатуры пролетариата, уравняв в избирательных правах рабочих с крестьянами и интеллигенцией по принципу «один человек - один голос». Более того, по личной инициативе И.В. Сталина планировалось проведение выборов в Верховный Совет СССР на альтернативной основе, то есть при наличии нескольких кандидатов на одно депутатское место. Эта инициатива, как показывает Ю. Жуков, была провалена первыми секретарями ЦК национальных компартий, крайкомов и обкомов, утверждавших, что в СССР есть антисоциалистические элементы, ведущие подрывную работу, и требовавших проведения репрессий.
В числе выступавших за репрессии был и Н. С. Хрущев, в то время первый секретарь Московского областного комитета ВКП(б).
По докладу Н.С. Хрущева, сделанному им на проходившем 4-5 июля 1937 г. партактиве, была принята резолюция, где, в частности, сказано:
«Каждый партийный и непартийный большевик должен помнить, что враги народа, подонки эксплуататорских классов – японо-германские фашистские агенты, троцкисты, зиновьевцы, правые, эти шпионы, диверсанты и убийцы, будут всячески пытаться использовать выборы для своих вражеских контрреволюционных целей... Разоблачение, выкорчевывание и разгром всех врагов народа являются важнейшим условием успешного проведения выборов в советы, осуществления сталинской конституции и дальнейшего по-бедоносного продвижения нашей страны к коммунизму». (Цит. по кн.: Ю. Жуков. Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. - М., «Вагриус», 2003. С. 440).
По требованию первых секретарей и по их данным в НКВД был составлен список подлежавших репрессированию «врагов народа» числом в четверть миллиона человек.
«Самыми же кровожадными, - отмечает Ю. Жуков,- оказались двое: Р.И. Эйхе, заявивший о желании только расстрелять 10800 жителей Западно-Сибирского края, не говоря о еще не определенном числе тех, кого он намеревался отправить в ссылку; и Н.С. Хрущев, который сумел подозрительно быстро разыскать и «учесть» в Московской области, а затем и настаивать на приговоре к расстрелу либо высылке 41305 «бывших кулаков» и «уголовников». (Цит., с. 447).

«Культ личиости» больше не нужен
После того, как Н.С. Хрущев был отстранен от власти «за волюнтаризм» (неразумные, волевые решения), антисталинская критика ослабела, но осталась ложная концепция «культа личности».
На Западе продолжалась и ширилась кампания пропаганды против СССР на тему о «культе личности и его последствиях». Агитаторы антикоммунизма выдумывали небылицы. В выступлении, например, А. Солженицына по испанскому телевидению им была названа взятая с потолка цифра в сто миллионов замученных советской властью людей. Советские же средства массовой информации на тему о «культе личности» практически никаких опровержений не давали. Поэтому у людей в СССР, получавших и советскую и зарубежную информацию, например, по радио, складывалось убеждение в истинности тех цифр и тех сведений, которые не имели опровержения в средствах массовой информации. Такое убеждение в свое время сложилось и у меня. В сознании рядового советского человека объективно формировалась антисоветская идеология. На самом деле зарубежная информация была односторонней и в ней присутствовала изрядная доля вымысла. С другой стороны, малейшие попытки открытого инакомыслия внутри страны - будь то коммунисты или некоммунисты - немедленно пресекались советскими властями. Боязнь новых идей и инициатив сделала общество безыдейным и беззащитным перед наступлением выдуманных фактов. Это нашло свое наиболее полное выражение в период бесплановой перестройки, когда, по сути, развернулось соревнование кто быстрее разрушит советский строй.
Тогда же руководство страны, показав свое истинное лицо, объявило законодательно, что не только сталинский, а и весь советский период истории преступный. Этот новый курс на полное разрушение СССР отражен в Указе Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов» от 16 января 1989 г., Указе Президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов» от 13 августа 1990 г., Декларации Верховного Совета СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» от 14 декабря 1989 г., Законе РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий».
Последний «главный идеолог» КПСС - заведующий идеологическим отделом ЦК КПСС, член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев в книге «Предисловие. Обвал. Послесловие.» пишет, что, по его мнению, советская идеология - вся - на самом деле была утопией, и вся советская история состоит из сплошных незаконных репрессий.
Когда в 1995 г. на пресс-конференции в московском Доме Союзов редактор газеты «Экспресс-хроника» А.П. Подрабинек, обращаясь к А.Н. Яковлеву, заметил, что эволюция взглядов последнего - от идеолога в Политбюро до идеолога разрушения страны - является для нормапьного человека весьма необычной и непонятной, то бывший член Политбюро ему на это ответил, что если бы не он, не новый курс советского руководства, сидеть бы его оппоненту в советском лагере и не выходить оттуда.
Захотели, мол, – сказочку про «культ личности» сочинили, захотели разрушить страну – разрушили.
Бывший кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, затем Президент РФ Б.Н. Ельцин в своем Указе «О дне согласия и примирения» от 7 ноября 1996 г. предлагает вообще закрыть тему о революции и контрреволюции.
Из сказанного вытекают следующие выводы. Борьба за власть, за чиновничье «место под солнцем» и неспособность понять и осмыслить минувшую историю привели к тому, что сама власть в СССР сначала перечеркнула один период своей истории, а потом и всю историю социализма, объявив ее утопией и преступлением. Надуманная тема незаконных политических репрессий порождена именно таким неадекватным пониманием социализма .
Могло ли руководство СССР осуществить свой замысел разрушения уже в середине 50-х годов? Скорее всего, нет. Методика саморазрушения тогда только еще зарождалась. Вера в потенциальные возможности советского строя, только что одолевшего немецкий нацизм, была крепка. Но если бы, в силу непредвиденных обстоятельств, руководство во главе с Н.С. Хрущевым все же попыталось реализовать весь замысел, то, вероятно, встретило бы отпор не антипартийной группы, а намного более значительных сил общества и наверняка проиграло бы, а мы сегодня не жили бы под почти абсолютной властью президентов – бывших чиновников из Политбюро.

Из книги «Записки советского диссидента о правах человека», Нью-Йорк, 2005

М.В. Малинин  27-28 
"Коммунистический вестник" - История и современность - О феномене «культа личности»
URL: http://www.commvest.krivbassinfo.com/cgi-bin/commvest.pl?lang=ru&action=showstat&sndir=2009_10&razd=6&stat=3