О статье В.В. Бондаренко «ЛЕНИНСКИЙ ПРИНЦИП ПАРТИЙНОСТИ И УКЛОНЫ В ИДЕЙНОПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНИИ КПУ»

Эта статья участника Великой Отечественной войны, члена КПСС с 1962 г., кандидата философских наук В.В. Бондаренко помещена в журнале «Коммунистический вестник» № 23-26 за ноябрь 2008 г. Журнальный вариант статьи занимает более 36 тысяч знаков. Не у каждого читателя сегодня хватает терпения дочитать до конца такой объёмный материал. Поэтому настоящая заметка является, по сути, конспектом статьи В.В. Бондаренко, составленным с той целью, чтобы заинтересовать читателя и побудить его прочитать материал целиком. Это, во-первых. А, во-вторых, ввиду того, что В.В. Бондаренко заканчивает свой материал 2006 годом, есть необходимость показать дальнейшее сползание руководства КПУ в болото оппортунизма. Особенно богаты событиями в этом плане 2008 и начало 2009 гг.: здесь и два партийных съезда, и решения пленумов, и отдельные статьи П. Симоненко, носящие программный характер, и исключение Л. Грача из Президиума ЦК КПУ. Обо всём этом будет изложено в отдельной статье.А теперь возвращаемся к статье В.В. Бондаренко

О статье В.В. Бондаренко «ЛЕНИНСКИЙ ПРИНЦИП ПАРТИЙНОСТИ И УКЛОНЫ В ИДЕЙНОПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНИИ КПУ»

Эта статья участника Великой Отечественной войны, члена КПСС с 1962 г., кандидата философских наук В.В. Бондаренко помещена в журнале «Коммунистический вестник» № 23-26 за ноябрь 2008 г. Журнальный вариант статьи занимает более 36 тысяч знаков. Не у каждого читателя сегодня хватает терпения дочитать до конца такой объёмный материал.
Поэтому настоящая заметка является, по сути, конспектом статьи В.В. Бондаренко, составленным с той целью, чтобы заинтересовать читателя и побудить его прочитать материал целиком. Это, во-первых. А, во-вторых, ввиду того, что В.В. Бондаренко заканчивает свой материал 2006 годом, есть необходимость показать дальнейшее сползание руководства КПУ в болото оппортунизма. Особенно богаты событиями в этом плане 2008 и начало 2009 гг.: здесь и два партийных съезда, и решения пленумов, и отдельные статьи П. Симоненко, носящие программный характер, и исключение Л. Грача из Президиума ЦК КПУ. Обо всём этом будет изложено в отдельной статье.
А теперь возвращаемся к статье В.В. Бондаренко
В своей статье В.В. Бондаренко скрупулёзно, пункт за пунктом, на высоком научном уровне и на конкретных фактах показывает, что воссозданная в 1993 г. Компартия Украины с первого дня своего существования стала на путь предательства интересов рабочего класса, на путь оппортунизма.
Автор подчёркивает, что идейно-теоретической основой подлинно коммунистических партий является марксистско-ленинское учение, в котором важнейшее значение имеет сформулированный Лениным принцип партийности. Этот принцип есть руководящая идея, затрагивающая интересы классов и партий и имеющая мировоззренческую направленность. В.В. Бондаренко выделяет у Ленина принцип партийности в узком (нормативные документы какой-либо партии) и в широком смысле слова (когда партийность не обязательно связана с установкой той или иной партии, но косвенно, опосредованно всё же выражает интересы партии и класса). И приводит пример, что различные тележурналисты (например, Даниил Яневский и Савик Шустер) могут не быть членами конкретной партии, но весь метод ведения ими телепередачи показывает их чёткую идейно-политическую направленность.
Еще в начале прошлого века В. И. Ленин уличал в партийности профессоров-экономистов и философствующих химиков, историков и физиков, которые кичились своей, якобы, беспартийностью и истинностью своих суждений:
"Ни единому из этих профессоров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории, физики нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии. Почему? По той же причине, по которой ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя – такая же партийная наука в современном обществе, как и гносеология" (В. И. Ленин. ППС, т. 18, с. 363-364).
История коммунистического и рабочего движения показывает, что всякий отход или уклон от ленинского принципа партийности чреват потерей правильной политической ориентации, скатыванием на позиции оппортунизма и ревизионизма.
Давайте взглянём на слова и дела руководства КПУ. Оно прекрасно знает, что философия марксизма есть материализм, а враждебная марксизму философия есть идеализм. Что религия враждебна материализму, а значит и марксизму. Но П. Симоненко официально заявляет, что он идёт защищать веру, вместо того, чтобы защищать интересы верующих трудящихся (спецвыпуск газеты «Коммунист», 2004, 12 октября).
С некоторого времени заметна определенная устойчивая линия верхушки КПУ на сближение с религией. Заметна тенденция к усмотрению некоторой идеологической близости коммунизма с христианством, совпадения коммунистической и религиозной морали.
В брошюре "Коммунисты и Православие в Украине" (К., 2002) П. Симоненко пишет, что в "основе отношения между верующими и неверующими принципиальных противоречий нет", что "мы все, как честные люди, живем заповедями, изложенными в библии еще 2000 лет назад" (с. 13). Еще определеннее он выразил эту мысль в большой статье, помещенной в газете "Коммунист" (2004, 9 апреля) под заголовком "Государство, религия, народ и коммунисты": "нам коммунистам, нужно четко понимать, что религия – это одна из форм общественного сознания, что свои нравственные идеалы мы выводим из Заповедей Божьих". Симоненко прекрасно знает, что нравственные нормы людей начали формироваться задолго до возникновения библии. Поэтому марксизм-ленинизм не отвергает такие простейшие евангельские нормы морали, как почитание отца и матери и др. Но в целом религиозные заповеди для коммунистов неприемлемы.
П. Симоненко заявляет, что культура народов Беларуси, России и Украины "основанная на базовых ценностях православия". Утверждает, что Беларусь, Россию и Украину "населяют преимущественно православные, причем даже атеисты здесь являются, по существу, вневероисповедными православными: не посещая церковь, они ментально привержены православным идеалам, воспитаны на основе православной традиции. Они самым тесным образом связаны с культурой, в основе которой лежит именно православное мировоззрение" (Коммунисты и Православие в Украине. К., 2002, с. 30).
Здесь налицо отход от ленинского учения о двух национальных культурах в каждой национальной культуре – культуры буржуазной и культуры демократической и социалистической. Здесь мы имеем фактическую ревизию научного мировоззрения марксизма-ленинизма.
И не случайно, что верхушка восстановленной КПУ стала допускать ошибки и уклоны от политической линии марксизма-ленинизма. Вместо того, чтобы взять курс на повседневную работу в массах, организовать и повести за собой рабочий класс, лидеры КПУ сделали упор на парламентскую деятельность, усевшись (уже более 15 лет) всем руководством в депутатские кресла.
Имея высокие оклады и чрезмерно большие льготы, недоступные широким массам трудящихся, депутаты-коммунисты начали свыкаться со своим обеспеченным положением, привыкать к привилегированному образу жизни и не в состоянии были занять принципиальную позицию, когда возникла угроза их материальному благополучию. Некоторые депутаты всякий раз сдавали позиции, как только Президент намекал на возможность роспуска парламента.
Так было при принятии так называемого "Конституционного договора" в 1995 году. Это же повторилось, но еще в большем масштабе, при обсуждении, принятии и введении в действие Конституции 1996 года, законодательно закрепившей буржуазный строй на Украине. Причем в последнем случае, за отмену Конституции УССР и введение в действие буржуазного Основного Закона, проголосовал 41 коммунист во главе с первым секретарем ЦК КПУ П. Симоненко.
Возможность стать высокооплачиваемым и привилегированным депутатом привлекала в ряды КПУ нечестных людей, потенциально готовых к подкупу. А с другой стороны, из-за стремления части членов партии, во что бы то ни стало, попасть в Верховную Раду, в отдельных организациях КПУ возникали конфликтные ситуации с разборками и исключением из партии.
Все это не могло не вызвать среди трудящихся недоверие к коммунистам и к высказываниям типа "я им не верю", "все они такие", "им только дорваться до кормушки". А ведь именно восстановление доверия масс – вот главная задача, которую должна была решать Компартия после контрреволюционного переворота. Но для решения этой задачи во главе партии должны были стать люди, вооруженные ленинским принципом партийности, а не парламентским кретинизмом, сеющим иллюзии о возможности победы посредством участия в буржуазных играх, называемых демократическими выборами.
Марксизм-ленинизм в учении о борьбе трудящихся никогда не ставил выборы в буржуазном обществе на первое место среди других форм борьбы. По определению В. И. Ленина, буржуазные выборы "раз в несколько лет" решают, "какой член господствующего класса будет подавлять, раздавлять народ в парламенте".
Из этого определения сути буржуазных выборов вовсе не следует, что коммунисты никогда и не при каких условиях не должны участвовать в таких выборах. Все зависит от конкретной социально-политической обстановки. И если уж Компартия Украины принимает решение участвовать в президентских или парламентских выборах, то надо использовать их по коммунистически, составлять предвыборные программы, выдержанные в духе марксизма-ленинизма.
К сожалению, предвыборные программы КПУ мало чем отличаются от программ буржуазных партий. Особенно показательна в этом отношении была предвыборная программа П. Симоненко на последних президентских выборах.
Симоненко выставлял те же лозунги, что и другие кандидаты в президенты, от социалиста А. Мороза до националиста В. Ющенко. Программа П. Симоненко и, следовательно, агитация и пропаганда за нее, не выходит за пределы обычных буржуазно-демократических требований. И нечего сетовать на то, что, мол, буржуазные кандидаты в президенты перехватили у КПУ ее лозунги. С таким же резоном последние (буржуазные кандидаты в президенты) могли бы сказать, что это Симоненко перехватил их программные положения.
Явный оппортунистический уклон выражен и в заигрывании П. Симоненко со средней и мелкой буржуазией. В ряде своих выступлений (доклады, статьи, интервью) он подчеркивает, что защищает интересы мелкого и среднего бизнеса. В канун президентских выборов 2004 г. в своем обращении «К народу Украины» заявляет: «Я буду поддерживать развитие мелкого и среднего бизнеса, поощрять всё формы кооперации, приусадебного и дачного хозяйства, фермерства и участие частного капитала во всех сферах экономики». На вопрос журнала «Профиль», найдется ли в предвыборной программе П. Симоненко место для отстаивания интересов малого и среднего бизнеса, последовал утвердительный ответ: «Безусловно. Мы не просто декларируем подобную готовность, но и учитываем в нашей законотворческой работе интересы малого и среднего бизнеса», (газ. «Коммунист», 2004, 5 мая).
Итак, позиция П. Симоненко ясна: учитывать интересы малого и среднего бизнеса, поддерживать его развитие и участие частного капитала во всех сферах экономики. Вот только интересно знать: учитывал ли лидер КПУ перед тем, как выдать на-гора сии рассуждения, что:
- коммунизм есть уничтожение частной собственности;
- поддержка участия частного капитала во всех сферах экономики есть поддержка капитализации страны, поддержка капитализма;
- поддержка капитализма есть поддержка эксплуатации человека человеком;
- содействие развитию малого и среднего бизнеса является прямым пособничеством укреплению социальной опоры существующего режима власти на Украине. В. Ющенко только и мечтает о быстрейшем формировании так называемого среднего класса;
- в малом и среднем бизнесе представлена большая часть класса буржуазии; - трудящимся в революционной борьбе против класса буржуазии легче справиться с представителями крупной буржуазии, чем с мелко- и среднебуржуазной стихией, ежедневно и ежечасно порождающей капитализм со всеми его пороками.; поддержка мелкого и среднего бизнеса удаляет, а не приближает социализм;
- если КПУ является партией рабочего класса, о чем время от времени напоминает Симоненко вплоть до апрельского (2006 г.) Пленума ЦК КПУ, то она не может выражать интересы какого-либо другого класса. В. И. Ленин учил, что потуги обнять интересы разных классов «одной партией», свойственны буржуазному, а не рабочему демократизму. «Сознательный рабочий, - писал Владимир Ильич в статье «Либерализм и демократия» - будет всегда бороться против всякого затушёвывания классовой пропасти между наемными рабочими и мелким хозяйчиком» (ПСС, т. 21, с. 243).
Смазывание, затушевывание противоречий классовых интересов между мелкой и средней буржуазией, с одной стороны, и рабочими – с другой, было обозначено верхушкой КПУ с самого начала ее восстановительной деятельности после запрета в 1991 г. Это нашло свое отражение в принятой в 1995 г. Программе партии. В ней описание этапов борьбы за социализм в переходный период ограничивается указанием лишь на форму, а не на сущность государственной власти, которая должна быть установлена в ходе революционных преобразований. Ведь составители Программы должны были знать, не могли не знать, что классики марксизма-ленинизма для описания сущности государства в переходный период от капитализма к социализму употребляли понятие диктатуры пролетариата, а понятие Советы депутатов трудящихся (как в Программе КПУ), - это одна из ее (диктатуры пролетариата) форм.
Таким образом, и здесь мы находим отступление от ленинского принципа партийности". По Ленину, «марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата» (ПСС, т. 33, с. 34).
В докладе апрельскому (2006 г.) Пленуму Симоненко спрашивает: «…Являемся ли мы партией рабочего класса, трудящихся, т. е. авангардной, или нет»? И сам же отвечает: «Судя по качественному составу партии и результатам выборов – нет. В наших рядах очень мало рабочих, еще меньше крестьян. Стоит ли удивляться при этом, что трудящиеся вяло голосуют за КПУ? И как быть с одним из базисных заветов Ильича: «Каждый завод должен быть нашей крепостью»? (газета «Коммунист», 2006, 17 мая).
Между словами и делами у верхушки КПУ давно уже, мягко говоря, нелады. Многолетнее сидение в Верховной Раде, высокие оклады, чрезмерно большие льготы, неоднократная сдача позиций по принципиальным вопросам и, наоборот, неумение идти на компромиссы там, где они необходимы, рецидивы оппортунизма и ревизионизма, от выборов к выборам необоснованные и иллюзорные, заведомо невыполнимые обещания.
В попытке расширить круг своих избирателей лидеры КПУ, опять-таки ради лишнего мандата, перехватывают у буржуазных партий некоторые, характерные для них, абстрактные, лишенные классово содержания идеи и лозунги: «за правду, за народ, за Украину», «за социальную справедливость и народовластие», «за стабильность», «с людьми и для людей», «защитим интересы всех, кто законно находится на территории Украины», «коммунисты победят, Украина выиграет», «Компартия – это круто», «вся надежда на Петра», «социальное государство», «национальная идея» и т. п.
Возникает вопрос: как получилось, что восстановленная после контрреволюционного переворота Компартия Украины стала на путь оппортунизма и ревизионизма по целому ряду принципиальных вопросов? Разве руководство КПУ не понимало, что приватизация есть превращение социалистической собственности в капиталистическую? Разве оно не видело, что Декларация о государственном суверенитете Украины – это движение в сторону развала Союза ССР? Не Декларацию о суверенитете, а Декларацию о сохранении единства братских стран надо было провозглашать в то тревожное время.
Самостийницкий зуд коснулся и внутрипартийного строительства. Еще до запрета уже вовсю началось обсуждение вопроса о принятии собственной Программы и Устава КПУ, а затем и о преобразовании ее в партию парламентского типа.
Итак, вирус «самостийности», суверенизаторский зуд и зачатки парламентского кретинизма в КПУ уходят своими корнями еще в допереворотный период. А если говорить об оппортунизме и ревизионизме в целом, то и в доперестроечное время. И многие нынешние партийные функционеры в ЦК КПУ – это выходцы из тогдашней партийной элиты, которые несут на себе, так сказать, «родимые пятна» идейного перерождения.
В трагические дни августа 1991 года партийные лидеры к тому же проявили нерешительность, растерянность, шаткость позиции, отсутствие силы воли, готовности и умения отстаивать Советскую власть.
ЦК КПУ в августовские дни 1991 года не только не обратился к своим низовым структурам с предложением подняться на отпор контрреволюции, но даже призвал граждан «соблюдать спокойствие» и «самим определить свое отношение к коренным проблемам развития общества». То есть, ЦК КПУ бросил трудящихся на произвол судьбы, самоустранился от борьбы за сохранение Советской власти и социализма.
Но, пожалуй, самой позорной и отвратительной в истории КПУ изменой, было голосование в Верховном Совете Украины 4 сентября 1991 г. по предложению включить в повестку дня вопрос об Указе Президиума Верховного Совета о запрещении деятельности Компартии Украины. 160 коммунистов, точнее сказать, носителей партбилетов, проголосовали против. То есть, отказались рассматривать противозаконное решение и тем самым, фактически дали согласие на запрет КПУ. А были еще и такие, которые воздержались или просто не голосовали. Только 52 коммуниста проголосовали «за». Это был еще один удар по авторитету КПУ, по доверию к ней со стороны масс.
В 1993 г. Компартия Украины была восстановлена и многие коммунисты возобновили свое членство в ней в надежде на то, что она избавится от оппортунизма, ревизионизма, горбачевщины и прочих уклонов.
К сожалению, надежды эти не сбылись. С самого начала своей деятельности восстановленный ЦК КПУ взял курс преимущественно не на работу в массах, прежде всего, среди рабочих, а на участие в избирательных кампаниях, на завоевание большинства мест в парламенте, тем самым, превращаясь в партию парламентского типа, вступая в противоречие даже со своим программным положением (см. Программа Коммунистической партии Украины. «Коммунист», К., 1996, с. 43). Была посеяна иллюзия, что участием в буржуазных выборах трудящиеся могут восстановить свою власть.
Возникает вопрос: а в состоянии ли КПУ избавиться от оппортунизма в своей деятельности, может ли она взять на вооружение ленинский принцип партийности и неуклонно следовать ему? При нынешнем руководстве вряд ли. Симптомы, подтверждающие такой вывод, мы находим и в упомянутом выше докладе П. Симоненко на майском (2006 г.) Пленуме ЦК КПУ. Фактически признав провал проводимой партией линии (правда, своеобразно, в основном в критике низовых организаций), констатируя, что КПУ не является партией рабочего класса, что она не работает над формированием классового самосознания трудящихся, что существует угроза ее социального и идеологического перерождения, П. Симоненко, тем не менее, не вышел за пределы узкого горизонта национал-коммунистического мышления. Хотя, как это свойственно ему, не прочь был козырнуть якобы принципиальной постановкой вопроса: объявил 2006 г. «годом партийного строительства» с целью «сохранить, а во многих случаях – изначально выстроить ленинский характер деятельности партии. Все черты партии Ильича: ее идеология, классовая база, политика, стратегия и тактика, состав и деятельность политического руководства, доказавшие свою жизненную силу, - должны быть сегодня востребованы и неуклонно воплощаться» (газ. «Коммунист», 2006, 17 мая).
Вот бы и надо было в докладе показать, что: не религия и церковь, а материалистическое мировоззрение; не «средний класс», а рабочий класс; не соглашательство, а классовая борьба; не реформизм, а революция; не завоевание большинства мест в парламенте, а выступление масс трудящихся; не парламентская секта неприкасаемых, а внепарламентская когорта авторитетных и преданных трудовому народу вождей; не независимая национальная организация, а интернациональная пролетарская партия должны составить черты партии Ильича, ее идеологию, классовую базу, политику и т.д.
Вместо этого у П. Симоненко еще остается упование на «средний класс». Он обращается «к наработкам левого крыла международной социал-демократии», к опыту «некапиталистического пути развития» и т. д. Заявляет, что Компартия Украины «является классической современной политической партией, идеология которой базируется на непреходящих человеческих ценностях» (горбачевщина - В. Б.). Мечтает создать внепарламентскую Левую оппозицию с целью сделать ее парламентской Левой оппозицией (ох, уж этот парламентский кретинизм! – В. Б.).

Б. Грицкив  27-28 
"Коммунистический вестник" - Обратная связь - О статье В.В. Бондаренко «ЛЕНИНСКИЙ ПРИНЦИП ПАРТИЙНОСТИ И УКЛОНЫ В ИДЕЙНОПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНИИ КПУ»
URL: http://www.commvest.krivbassinfo.com/cgi-bin/commvest.pl?lang=ru&action=showstat&sndir=2009_10&razd=10&stat=4